24 февр. 2012 г.

Папины рассказы. Война с осами


Папа наконец-то подготовил еще один интересный рассказик. Здесь, видимо, он решил объединить свои воспоминания из далекого детства и недавнего времени, а связующим звеном оказались осы. Конечно, в рассказе про укусившую его осу он немного приврал, но,  в целом, события развивались в описанном ключе :)

Я помню, как мы до сих смеемся, вспоминая этот случай. А как мы тогда смеялись, когда оса только-только нанесла свой удар. Смеялся даже сам папа, хотя, думаю, что укус давал о себе знать. А поводом для веселья стало следующее обстоятельство. После обеда, сделав грустное лицо и приняв измученный вид, папа сказал, что он приляжет на 10 минут (кстати, его коронная фраза). С "большим трудом" дойдя до кровати, он медленно, со вздохом водрузился на нее, чтобы отдохнуть после "тяжелейшего" обеда. И тут буквально через несколько секунд с его фирменными криками "Ой-ой-ой-ой" он моментально вскакивает с кровати и начинает носиться по дому (усталость, как рукой сняло). Как быстро оса может вернуть человеку силы ;)

Ну что же, читайте рассказ, оставляйте комментарии, делитесь нашим творчеством в интернете, а если Вам понравится, то вот еще несколько, на мой взгляд, интересных рассказов от папы: Метель в Белоключье, Подледное царство - вход строго воспрещен, Случай на диване.

Встреча на тропинке со злобным летучим отрядом
Летом 2010 мы собрались на дачу. Была июльская жара, дорога утомила нас, над Минским шоссе стоял пылевой смог от тех машин, которые, как самые умные, ехали в пыли обочины, напряженно в единой мечте смотрели в лобовое окно и испытывали судьбу, хотели "приехать первыми".
Река Руза манила нас чистой водной прохладой и фантастическими картинками проплывающих важно облаков.

Опасность подстерегала меня на любимой кровати, я после машины приблизился к ней, мягкой и прохладненькой, пластом лег на спину и мгновенно был пронзен осой. Она тоже, видно, присмотрела тихое место и ужалила меня без раздумий под лопатку. Кто не знает этого ощущения, как неумелая сестра вонзает укол в вас, как злобный фашист стреляет в вас на крепком сне. Вы дергаетесь, потом быстро вырастает шишка, никто не понимает моего крика в такой мирной тишине. Наконец, близкие люди с любопытством мне сочувствуют, задирают рубашку на спине. На поле боя они видят вялого умирающего врага, ищут торчащее жало осы в спине и обсуждают заметную шишку. "Тебе повезло, вот, говорят, укус в ухо смертельный может быть". Каждый что-то знал "про это , про меня забыли и только иногда поглядывали, как мне казалось, равнодушно, старались заблестеть своим остроумием и интеллектом.

Я шел проторенным путем - скинул одежду, мокрой тряпкой прошелся по шишке и ране, вертелся с боку на бок, голова болела "вот так и умирают", думал я. Жало врага, конечно, не нашли. Одни накрывали меня одеялом, другие раскрывали на холодок, я был несчастен, а все другие захотели есть и тем самым отдалились от меня бесконечно, я бы сказал, наплевали на мое будущее. И только Мурка, моя любимая и неповторимая, тихонько проскользила и так нежно и ласково, используя мой рельеф, улеглась, разлила свое кошачье тепло, дала пробную мурлыку и сразу загудела мне в ухо любимую свою песню.

Жена изменила мерзкий порядок, когда блюда на обед подавали мне последнему - пожалела волчица волка. Боль, конечно, оставалась, но в целом мы исчерпали тему, искупались в серебряных струях речки и зажили обычную дачную жизнь - велосипеды, лопаты, шашлыки, слегка комары...
По вечерам чумазые дети толковали свои дела за день, а мне нужно было для своей свободы сделать последнее дело - рассказать сказку и, главное, не заснуть самому, а то дети проверяли меня иногда: "Папа, а ты неправильно рассказываешь про муравья, он из леса, от своего муравейника на автобусе в город бесплатно ехал". Так они заставляли подробно описать поход муравьишки, как он по сапогу пьяницы Петровича пролезал в автобус и вылезал у магазина.

Случай сегодня с большой осой напомнил мое детство. Я быстренько придумал сказку, как я победил отряд злобных ос , живших в дуплишке кривого дубочка.

Дело было более 50 лет назад на Волге. Там есть город Сызрань 1663 года рождения. На излучине Волги и Сызранки казаки на правобережье на высоком холме загородили бревенчатым забором дома. Получилась засека, которая тянулась на тысячи верст и служила по задумке Ивана Грозного защитой от степных народов.

Каждое лето мы, ребята 10-14 лет, бегали купаться на Воложку, но настоящий поход был на основное русло Волги, там в 1950-е годы вода, как бешеная неслась, бурлила, проносились бревна-топляки. Каждый поход кончался поркой от родителей. Они пугали нас, что на Волге тонут, что там омуты забирают к себе детей, что нам не выплыть, если подальше отплывешь. Мы ревели, сквозь слезы оправдывались, что нас вместе не тронут... Перед возвращением с Волги мы заводили костер, сушили одежду, жарили сухари - все бесполезно. " Так, опять купались!" - и ремень, полотенце тебе до слез. Хорошо, кому лет 12-14 да Генке, которого мать не ругала, он рос, как сам разумел.

Однажды мы возвращались по тропинке. Лес по берегу Волги кончился, кусты с прелым запахом остались позади, здесь уже веяло жаром от скошенных лугов. Нам нужно было пробежать через луга, там было круглое озеро и длинное узкое, метров 40 и еще одна большая лужа, в которой водились рыбки всех пород. Мы забегали в лужу, топтались в илистом дне, рыбки от грязи задыхались, высовывались из воды, а мы их руками за голову вытаскивали. Еще там плавали тритоны и другие твари, я их видел в книжке по зоологии и брезговал.

Враг открылся внезапно! Вдруг, от последнего на тропинке куста раздался шум-свист. Это был рой из мелких ос, который несся прямо на нас. У меня была ветка в руке, осы выбрали меня за главного, что ли? Они-то залетали вперед, то отставали. Что делать?

Я махнул веткой и понесся по тропинке в луга, попробовал бежать по стерне, но сразу захромал, ступни ног покрылись царапинами. Осы собрались вместе и загудели злобно, окружив меня. Мне показалось, что они совещаются и решат одновременно на меня броситься. Надо было что-то делать, и я выпрыгнул на твердую как асфальт и горячую от солнца тропинку, рванул вперед, тучка из ос немного отстала. Они не успели кинуться в атаку, а которые спереди, видно, испугались и стали меня облетать, чтобы собраться в кучу. Я прибавил, бежал, ветер свистел в ушах, а ос не было слышно, веткой я крутил сзади. Я знал, что осы понимают, что враг не ветка, а рука, которая держит ее.
Вдруг, я понял, что они решили отказаться от войны. Вой прекратился, только несколько штук делали облеты спереди и выше меня, но как-то равнодушно, без злобы.

Ребята отстали и медленно шли по тропинке так, что осы их не опасались, играючи влетали и вылетали из дуплешка. Меня похвалили, как поняли мальчишки всю эту историю. Я в горячке был, потом остыл и стал моделировать это сражение.

Годами, вплоть до 17 лет, я совершал и зимой, и летом походы на Волгу и за Волгу со своими мальчишками с улицы. Потом десятки лет, как богач, перебирал свои драгоценные картины и случаи - вот откуда берется любовь к родным местам, к родине. Однако, жизнь меняется. Думая про вечернюю сказку, я открыл интернет и набрал ОСЫ. Надеялся поймать что-нибудь по теме и красиво наврать внукам поскорее, чтобы уснули с улыбками и хорошими мыслями.